.RU

Ocr альдебаран мистер рипли 2 Патриция хайсмит - страница 13



23


На следующий день, во вторник, Том принял решение поговорить с Бернардом во что бы то ни стало, даже если придется удерживать его силой. И надо как-то заставить его вернуться в Лондон. Наверняка, у Бернарда есть там друзья помимо Джеффа с Эдом, с которыми он не хочет встречаться. И ведь, кажется, его мать еще жива? Впрочем, в этом Том не был уверен. Как бы то ни было, он чувствовал, что должен что-то сделать: несчастный вид Бернарда был невыносим. При взгляде на Бернарда Тома пронизывала боль - это было все равно, что смотреть на человека, которому смерть уже раскрыла свои объятья, а он все еще разгуливает.

В одиннадцать часов Том вошел в “Голубое что-то” и обратился по-немецки к темноволосой женщине лет пятидесяти, сидевшей за конторкой:

- Простите, у вас, кажется, остановился некий Бернард Тафтс, англичанин?

Глаза женщины чуть расширились.

- Да, он останавливался здесь, но примерно час назад съехал.

- Он не сказал, куда он направляется?

Не сказал. Том поблагодарил женщину и, выходя, чувствовал на себе ее недоумевающий взгляд, как будто уже то, что он был знакомым Бернарда, делало его такой же странной личностью.

Том взял такси и поехал на вокзал. Аэропорт в Зальцбурге был небольшой, и рейсов, по-видимому, было немного. К тому же поезд был дешевле самолета. На вокзале он Бернарда не встретил, хотя прошелся по всем платформам и заглянул в буфет. Тогда он пошел пешком к реке, к центру города, всюду высматривая Бернарда - человека в мятом бежевом плаще и с рюкзаком. Около двух часов Том взял такси до аэропорта, думая, что Бернард, может быть, решил лететь во Франкфурт. Но ему опять не повезло.

Было уже почти три часа, когда Том увидел его на мосту через реку. Это был один из небольших мостов с односторонним движением и простыми перилами вместо парапета. Бернард стоял, опершись о перила, и неотрывно глядел на воду. Рюкзак лежал у его ног. Том заметил его издали и не стал приближаться. Он что, собирается прыгнуть? Порывы ветра приподнимали волосы Бернарда, затем они опять падали на лоб. Том понял, что Бернард хочет покончить с собой. Может быть, не сейчас. Может быть, он еще побродит по улицам и вернется через час или два. Или вечером. Прошли две женщины, взглянув на Бернарда с мимолетным любопытством. Когда рядом с Бернардом никого не осталось, Том направился к нему, не слишком быстро и не слишком медленно. Вода внизу пенилась у прибрежных камней. Насколько Том помнил, он ни разу не видел на этой реке ни одной лодки. Возможно, Зальцах был слишком мелок. В четырех ярдах от Бернарда Том уже открыл было рот, чтобы окликнуть его, но в этот момент Бернард повернул голову и увидел его.

Бернард резко выпрямился, глядя на Тома таким же остановившимся взглядом, каким смотрел на воду. Затем он схватил свой рюкзак.

- Бернард! - сказал Том, но в этот момент мимо протарахтел мотоцикл с прицепленным трейлером, и Том боялся, что Бернард не услышал его. - Бернард! - повторил он.

Бернард кинулся прочь.

- Бернард! - Том налетел на какую-то женщину и непременно повалил бы ее, если бы она не ударилась о перила. - Ох, простите ради бога! - воскликнул он, повторив это по-немецки и подбирая пакет, который она уронила.

Она что-то ответила ему - Том разобрал только слово “футболисты”.

Том поспешил вслед за Бернардом, которого он не потерял из вида. Том нахмурился; он был разочарован и сердит. Неожиданно он почувствовал ненависть к Бернарду, его мышцы напряглись, но скоро это прошло. Бернард шел вперед, не оглядываясь. Уже в том, как он шагал, нервно, но равномерно переставляя ноги, было что-то ненормальное. Том чувствовал, что он может идти так часами, пока не упадет от усталости. Но устанет ли он когда-нибудь? Забавно, подумал Том, - Бернард казался ему таким же призраком, каким, по-видимому, Бернард считал его самого.

Бернард бесцельно кружил по улицам, не отдаляясь, однако, от реки. Так они шли примерно полчаса и оказались фактически за пределами города. Дома попадались реже и перемежались участками леса и садами. Они миновали несколько коттеджей, цветочный магазин, крошечную кондитерскую, с террасы которой открывался вид на реку. Наконец, Бернард зашел в какое-то кафе.

Том замедлил шаги. Несмотря на долгую быструю ходьбу, он не устал и не запыхался. Он испытывал ощущение нереальности происходящего. Только ветер, приятно охлаждавший его лоб, напоминал ему, что окружающий мир по-прежнему существует.

У маленького паркового кафе были стеклянные стены, и Том видел, как Бернард, уселся за одним из столиков. Перед ним стоял стакан красного вина. Кроме него, в помещении была только тощая пожилая официантка в черном платье с белым передником. Том с облегчением улыбнулся и, не раздумывая, открыл дверь и вошел. Бернард посмотрел на него, нахмурившись, но во взгляде его больше не было ужаса, только какое-то недоумение.

Том чуть улыбнулся Бернарду и кивнул. Что означал его кивок, он и сам не знал, - приветствие, подтверждение? Если подтверждение, то что он подтверждал? Том представил себе, как он выдвигает стул, садится рядом с Бернардом и говорит: “Бернард, я не призрак. Ты закопал меня неглубоко, и я выбрался. Смешно, правда? Я только что был в Лондоне и видел Цинтию. Она сказала...” Затем он тоже возьмет вина и хлопнет Бернарда по руке, чтобы он убедился, что Том живой... Но все это было только в его воображении. Бернард смотрел на него устало и, как показалось Тому, враждебно. Том опять почувствовал, как в нем закипает гнев. Он выпрямился, открыл дверь позади себя, не оборачиваясь, и сделал плавный и грациозный шаг назад, на улицу.

Он сам понимал, что проделал все это вполне сознательно. Официантка в черном платье не взглянула на Тома - возможно, она его не заметила. Она была занята чем-то за стойкой справа от входа.

Том перешел дорогу, направившись прочь от кафе с Бернардом и от Зальцбурга. Теперь он оказался на стороне дороги, выходившей на реку, которая была совсем близко. На обочине стояла телефонная будка со множеством стеклянных перегородок. Остановившись за ней, Том закурил французскую сигарету.

Бернард вышел из кафе, и Том стал медленно обходить будку так, чтобы она всегда оставалась между ним и Бернардом. Тот нервно оглядывался, но с таким видом, будто на самом деле не ожидал его увидеть. Во всяком случае, Тома он не заметил и довольно быстрым шагом направился по дороге в сторону от города. Выждав немного, Том последовал за ним.

Впереди возвышались горы, разрезанные долиной сужающегося Зальцаха. Горы были покрыты темно-зелеными лесами, в основном сосновыми. Пока еще они шли по мощеной дороге, но впереди уже было видно место, где она переходила в обыкновенную проселочную. Может быть, сверхъестественная энергия Бернарда загонит его на самую вершину горы? Раз или два Бернард оборачивался, и Тому приходилось поспешно прятаться. Однако по поведению Бернарда было видно, что Тома он не заметил.

Они были, наверно, уже километрах в восьми от Зальцбурга, подумал Том. Он остановился, чтобы утереть со лба пот и ослабить узел галстука под шарфом. Бернард скрылся за поворотом дороги, и Том заторопился, - фактически побежал, испугавшись, как и прежде в Зальцбурге, что Бернард куда-нибудь свернет и он его потеряет.

Дойдя до поворота, он его увидел. Как раз в этот момент Бернард обернулся, и Том широко раскинул руки в стороны, чтобы его легче было заметить. Но Бернард быстро отвернулся, как уже делал раньше, оставив Тома в сомнении: видел его Бернард или нет? Но не все ли равно? Том продолжал идти вперед. Дорога опять поворачивала, и опять Том ускорил шаги. На этот раз Бернарда за поворотом не было видно. Остановившись, Том прислушался к шуму в лесу. Но до него доносилось только щебетание птиц и далекий перезвон колоколов в какой-то церкви.

Затем слева раздался слабый треск сучьев, сразу прекратившийся. Том свернул в лес и, пройдя несколько шагов, опять остановился.

- Бернард! - крикнул он изо всех сил хриплым голосом. Бернард не мог не услышать его.

Ничто не нарушало тишины. Очевидно, Бернард раздумывал, что ему делать, предположил Том.

Затем послышался отдаленный глухой удар. Или это ему почудилось? Том углубился в лес. Ярдов через двадцать начинался спуск к реке, а слева виднелся большой светло-серый утес, возвышавшийся над долиной реки футов на тридцать-сорок, а может, и больше. На вершине утеса Том заметил рюкзак Бернарда и сразу понял, что произошло. Том подошел ближе, прислушиваясь, но даже птицы, казалось, притихли. На краю утеса Том посмотрел вниз. Сверху обрыв был не отвесный, и Бернарду, очевидно, пришлось пройти несколько шагов, прежде чем прыгнуть, или сначала прокатиться, а затем упасть.

- Бернард?

Том прошел левее, где было удобнее подойти к краю обрыва. Держась за небольшое деревце и заприметив поблизости еще одно, за которое можно было бы ухватиться, если бы он поскользнулся, Том заглянул вниз и увидел распростертую на камнях серую фигуру. Одна рука была откинута в сторону. Бернард упал с высоты четырехэтажного дома, и к тому же на скалы. Он не шевелился. Том отошел от края.

Он поднял рюкзак Бернарда, оказавшийся до смешного легким.

Прошло какое-то время, прежде чем Том начал что-нибудь соображать. Рюкзак он по-прежнему держал в руках.

Найдет ли кто-нибудь Бернарда? Не видно ли его с реки? Но разве там кто-нибудь бывает? Вряд ли какой-нибудь турист наткнется на него - по крайней мере, не сразу. Том не мог заставить себя подойти к Бернарду ближе и взглянуть на него. Том знал, что он мертв.

Это было весьма своеобразное убийство.

Том пошел вниз по дороге к Зальцбургу. По пути ему никто не встретился. Ближе к городу он увидел автобус и остановил его. Он не вполне отдавал себе отчет в том, где находится, но автобус шел в сторону города.

Водитель назвал какое-то незнакомое Тому место и спросил, туда ли ему нужно.

- Куда-нибудь ближе к Зальцбургу, - ответил Том.

Водитель взял с него несколько шиллингов.

Когда Том стал узнавать места, он сошел с автобуса и проделал остаток пути пешком. Наконец, он достиг площади Резиденцплатц, а затем и Гетрайдегассе. Рюкзак Бернарда был при нем.

Войдя в “Гольденер Хирш”, он почувствовал приятный запах мебельного воска - аромат комфорта и покоя.

- Добрый вечер, сэр, - сказал портье и подал ему ключ от номера.


24


Том проснулся. Он видел тяжелый сон, в котором человек восемь (из них он знал только одного, Джеффа Константа) в каком-то доме издевательски подсмеивались над ним, потому что у него ничего не ладилось. Он опаздывал куда-то, никак не мог разобраться со счетом, по которому был должен кому-то; в отличие от остальных, он был в шортах вместо брюк и вдобавок ко всему забыл о какой-то важной встрече. Вызванное сном подавленное настроение не покидало Тома еще несколько минут после того, как он сел на постели. Протянув руку, он коснулся толстой полированной крышки ночного столика.

Затем он заказал в номер завтрак.

После первых же глотков кофе Том почувствовал себя лучше. Он колебался - предпринять ли какие-то шаги в связи с Бернардом (но какие?) или позвонить Джеффу с Эдом и сообщить о том, что произошло. Джефф, наверное, сказал бы что-нибудь определенное по этому поводу, но Том сомневался, что он или Эд смогли бы подсказать ему, что следует сделать в данный момент. Том нервничал, и это состояние не давало ему сосредоточиться, чтобы найти какой-либо выход. С Джеффом и Эдом ему хотелось поговорить просто потому, что ему было страшно и одиноко.

Том предпочел не толкаться на шумном, переполненном людьми переговорном пункте, а позвонить из своего номера. Ожидая, пока его соединят и его неопределенное положение как-то разрешится, он провел полчаса в странном, хотя и не лишенным приятности, подвешенном состоянии. Том начал осознавать, что если он и не толкал Бернарда на самоубийство, то, по крайней мере, желал этого. С другой стороны, если Бернард и без того собирался покончить с собой, вряд ли Тома можно было обвинять в чем-либо. Наоборот, он неоднократно пытался показать Бернарду, что он жив, но тот, похоже, предпочитал считать его призраком. Самоубийство Бернарда было почти - или совсем - не связано с ощущением Тома, что это он убил его. Ведь Бернард символически повесился в его погребе еще за несколько дней до того, как он напал на Тома в лесу.

Том понял еще одну вещь: ему нужен был труп Бернарда, и эта мысль непрерывно крутилась на задворках его сознания. Если ему удастся выдать его за труп Дерватта, то вопрос о том, что случилось с Бернардом Тафтсом, отойдет на второй план. Но это можно будет продумать позже.

Зазвонил телефон. Том схватил трубку. На проводе был Джефф.

- Это Том. Я в Зальцбурге. Ты меня слышишь?

Слышимость была прекрасной.

- Бернард... Бернард умер. Прыгнул с утеса.

- Да ты что?! Покончил с собой?

- Да. Я видел его. А что происходит у вас?

- Они - в смысле, полиция - опять ищут Дерватта. Они не могут понять, то ли он в Лондоне, то ли еще где-то... - Джефф говорил, запинаясь.

- С Дерваттом пора кончать, - сказал Том, - и сейчас как раз удобный момент. Не говори полицейским о смерти Бернарда.

Джефф не понял, что он имеет в виду.

Но Том не мог излагать по телефону свои планы. Он сказал только, что постарается вывезти останки Бернарда из Австрии и переправить во Францию.

- Ты хочешь сказать... А где он сейчас? Все еще там?

- Да. Его никто не видел. - Том говорил, преодолевая раздражение и терпеливо отвечая на бестолковые вопросы Джеффа. - Мне придется подстроить так, будто он кремировал себя или, вернее, высказал желание, чтобы его кремировали после смерти. По-моему, это единственный выход, как ты считаешь? (Единственный, если он хочет в очередной раз вытащить “Дерватт лимитед” из ямы.)

- Не знаю, наверное... - ответил Джефф. Толку от него...

- Я извещу французскую полицию и Уэбстера, если он еще там, - сказал Том более уверенным тоном.

- Уэбстер вернулся в Англию. У него ведь задача - найти Дерватта. Вчера один шпик в штатском высказал предположение, что Дерватт был подставной.

- Они что, пытаются свалить это на меня? - спросил Том с беспокойством и вместе с тем вызывающе.

- О нет, Том, я не думаю. Правда, кто-то - я не уверен, что Уэбстер, - интересовался, что ты делал в Париже. Кажется, они собираются проверить парижские гостиницы, - добавил Джефф.

- В данный момент, - сказал Том, - ты, естественно, не знаешь, где я нахожусь, а что касается Дерватта, держись той же линии - он был подавлен и куда-то скрылся.

Они распрощались. Если полиция станет расследовать, чем занимался Том в Зальцбурге, и обнаружит оплаченный им счет за этот разговор, он скажет, что звонил в связи с Дерваттом. Придется сочинить историю о том, что он по какой-нибудь причине последовал за Дерваттом в Зальцбург. В истории должен фигурировать и Бернард. Например, Дерватт...

Например, Дерватт, переживающий депрессию и обеспокоенный исчезновением и возможной гибелью Мёрчисона, мог позвонить Тому Рипли в Бель-Омбр. Кроме того, ему могло быть известно от Джеффа с Эдом, что Бернард посетил Тома в Бель-Омбр. Дерватт назначил Тому встречу в Зальцбурге, куда он собирался поехать. (Или можно будет сказать, что это Бернарду пришла мысль о Зальцбурге.) И Том, якобы, встречался там два или три раза с Дерваттом - возможно, в присутствии Бернарда. Дерватт был в подавленном настроении. Из-за чего он был подавлен? Ну он не раскрывался перед Томом до конца. Он почти ничего не говорил о Мексике, но спросил насчет Мёрчисона и сказал, что считает свою поездку в Лондон напрасной. В Зальцбурге Дерватт всегда стремился найти какой-нибудь укромный ресторанчик, где можно было бы заказать суп и кофе, распить бутылочку гринцинга. Дерватт был верен себе и скрывал от Тома, где он остановился, не позволяя провожать его при расставании. У Тома сложилось впечатление, что он жил под чужим именем.

Еще Том скажет, что не признался даже Элоизе, что едет в Зальцбург для встречи с Дерваттом. История получилась довольно связная, хотя и не заканчивалась на этом.

Он открыл окно. Зигмундсплатц была заполнена повозками, заваленными белым редисом, разноцветными яблоками и апельсинами. Люди покупали длинные сосиски и ели их с бумажных тарелочек, макая в горчицу.

Теперь он, пожалуй, был в состоянии заняться рюкзаком Бернарда. Встав на колени, он расстегнул молнию. Сверху лежала пропитанная потом рубашка, под ней трусы и фуфайка. Том выкинул их на пол. Затем он запер дверь, хотя здесь, в отличие от многих других отелей, горничные не имели обыкновения вламываться в номер без стука. Том продолжил свое занятие. Газеты двухдневной давности - “Зальцбургер нахрихтен” и лондонский “Таймс”. Зубная щетка, бритва, немало потрудившаяся щетка для волос, свернутые в рулон хлопчатобумажные брюки и, наконец, на дне - потрепанный коричневый блокнот, выдержки из которого Бернард зачитывал в Бель-Омбр. Под блокнотом лежал альбом для рисования с листами, скрепленными спиралью. На обложке была воспроизведена подпись Дерватта - торговая марка фирмы, выпускавшей различные материалы для художников. Том открыл альбом. Барочные церкви и башни Зальцбурга. Некоторые куда-то падали, другие были приукрашены дополнительными завитушками. Над ними кружили птицы, напоминающие летучих мышей. Тень художник изображал, водя мокрым пальцем по бумаге. Один из рисунков был жирно перечеркнут крест-накрест. В самой глубине рюкзака Том обнаружил пузырек с тушью. Верхняя часть пробки была отломана, но нижняя пока еще плотно закрывала отверстие. Там же были карандаши и две кисти, скрепленные резинкой. Том решился заглянуть в блокнот, чтобы проверить, нет ли там недавних записей. Последняя была сделана 5 октября, но сейчас Том не мог читать ее. Он считал чтение чужих писем и личных бумаг презренным занятием. Однако в блокнот были вложены два листа знакомой писчей бумаги из Бель-Омбр. На них Том взглянул. Оказалось, что это список всех подделок, изготовленных Бернардом за шесть лет. Он был составлен Бернардом в первый же вечер его пребывания у Тома. Том не хотел читать его и, разорвав бумагу на мелкие клочки, кинул их в корзину для мусора. Все остальное он сложил обратно, застегнул молнию и сунул рюкзак в шкаф.

Надо было где-то достать бензин, чтобы сжечь труп.

Он может сказать на бензоколонке, что на полпути у него неожиданно кончился бензин. Сегодня он не успеет все закончить, так как единственный самолет на Париж отправляется в 14.40. Можно, конечно, поехать и поездом, но у него уже был куплен обратный билет на самолет и к тому же Том боялся, что на железной дороге досмотр багажа будет более строгим. Ему вовсе не хотелось, чтобы таможенник открыл его чемодан и наткнулся на обгорелые останки. ! Но сгорит ли труп на открытом воздухе целиком? Может быть, для этого требуется что-то вроде печи, чтобы температура была достаточно высокой?

Незадолго до полудня Том вышел из отеля. В магазинчике на Шварцштрассе за рекой он приобрел небольшой чемоданчик из свиной кожи и, купив несколько газет, положил их внутрь. День был солнечный, но дул холодный ветер. Том нашел автобус, идущий до Мариаплейна и Бергхайма - двух селений, расположенных, как он проверил по атласу, в том направлении, какое ему было нужно. Сойдя в намеченном заранее месте, он стал искать заправочную станцию. На это ушло минут двадцать. Не доходя до заправки, Том спрятал новый чемоданчик в лесу.

Служащий на бензоколонке был очень предупредителен и вызвался подвезти Тома до его машины, но Том сказал, что это совсем недалеко и он дойдет пешком. Он попросил продать ему бензин вместе с канистрой, сказав, что не хочет возвращаться. Взяв канистру с десятью литрами бензина, он пошел по дороге, не оглядываясь. Затем подобрал в лесу оставленный там чемоданчик. Путь был неблизкий. Дважды Том сворачивал с дороги не там, где надо, прежде чем добрался до места.

Но вот впереди показались серые скалы. Оставив чемоданчик наверху, Том обошел утес и спустился к телу Бернарда. По обеим сторонам от него виднелись две омерзительных лужицы застывшей крови. Том огляделся. Ему нужна была какая-нибудь пещера, укрытие, где можно было бы раскочегарить костер до необходимой температуры. По всей вероятности, потребуется большое количество дров. Он вспомнил картинки с изображением высоких штабелей бревен, на которых индусы сжигали трупы. Наконец он нашел подходящее углубление в самом низу скалы. Скатить туда тело Бернарда было нетрудно.

Прежде всего Том снял с пальца Бернарда золотое кольцо с каким-то стершимся геральдическим изображением. Он уже замахнулся, чтобы бросить его в лес, но передумал: всегда есть шанс, что кольцо найдут. Надежнее бросить его в Зальцах с моста. Теперь карманы. В плаще Том нашел только несколько австрийских монет, в пиджаке сигареты, которые он оставил, а в кармане брюк бумажник с деньгами и документами. Его Том переложил в свой карман, чтобы позже сжечь. Он приподнял липкое от крови тело и столкнул его вниз. Затем спустился сам и подтащил тело к углублению в скале.

Том стал энергично собирать дрова для костра, довольный тем, что можно на время отвлечься от трупа. Он ходил за хворостом по меньшей мере раз шесть. На лицо и голову Бернарда он избегал смотреть - они представляли собой сплошное темное пятно. После этого он набрал сухих листьев и сучьев для растопки и напихал среди них документы и деньги из бумажника Бернарда. Задержав дыхание, он втащил труп за ноги на кучу дров. Тело закоченело, одна рука откинулась в сторону. Том подправил ее ногой. Взяв канистру, он вылил половину бензина на плащ, как следует его пропитав. Сверху он навалил еще дров. Отойдя на несколько шагов, он зажег спичку и бросил ее.

Желто-белое пламя вспыхнуло сразу. Прикрыв глаза, Том выбрался на место, где не было дыма. Треск стоял невообразимый. Он не смотрел, что там трещит.

Вокруг не было ни души, даже птицы не летали. Том насобирал еще хвороста. Чем больше, тем лучше, подумал он. От костра валил густой белый дым.

По дороге прошла какая-то машина - судя по рычанию мотора, грузовик. Его не было видно из-за деревьев. Звук мотора затих; Том надеялся, что водитель не остановился, чтобы выяснить, что происходит. Прошло минуты три или четыре, но никто не появлялся, так что, видимо, грузовик проследовал дальше. Взяв длинную палку, Том пододвинул к огню отпавшие в сторону сучья, стараясь не глядеть на труп. Он боялся, что делает все слишком неумело и что огонь недостаточно интенсивен для кремации. Значит, надо было поддерживать огонь как можно дольше. Часы показывали семнадцать минут третьего. От костра все-таки исходил сильный жар, и Том был вынужден подбрасывать хворост издали. Несколько минут он занимался этим. Когда пламя немного утихло, он приблизился к костру и закинул в него полуобгоревшие сучья. У него оставалось в запасе еще полканистры бензина.

Он разработал план дальнейших действий. Собрав большую кучу хвороста, он кинул всю канистру прямо в костер. Тело, увы, все еще сохраняло свою форму, хотя и обуглилось. Одежда сгорела, а ботинки еще были целы. Когда он бросил канистру, она бухнула, как барабан, но не взорвалась. Он все время прислушивался, не раздадутся ли шаги или треск сучьев в лесу. Столб дыма мог привлечь чье-нибудь внимание. Том отошел на несколько ярдов от костра и сел спиной к нему, сняв плащ. Пускай погорит как следует минут двадцать. Он уже понял, что целиком труп не сгорит, кости останутся целы. Это означало, что придется копать еще одну могилу. Понадобится лопата. Купить где-нибудь? Том решил, что разумнее будет украсть.

Когда Том вернулся к погребальному костру, то увидел, что он покрыт черным пеплом и лишь по краям были красные угольки. Он подтолкнул их в центр. Тело по-прежнему сохраняло свои очертания. Кремация не удалась. Том поколебался, решая, закончить ли работу сегодня же или оставить на следующий день, и решил закончить сегодня, если успеет до темноты. Потыкав тело своей длинной палкой, он почувствовал, что оно стало мягким, как желе. Нужно было раздобыть инструмент для рытья земли. Купленный чемоданчик он положил плашмя среди деревьев.

Затем он чуть ли не бегом поднялся к дороге. Запах дыма был непереносим, и последние несколько минут он старался поменьше дышать. На поиски лопаты он отвел себе один час, но, может быть, столько времени и не понадобится. Том хотел бы, чтобы у него был хоть какой-нибудь план. Он чувствовал себя неуверенно, как неумелый новичок. Он пошел по дороге; в руках у него ничего не было. Вскоре стали попадаться отдельные дома - он находился вблизи того кафе, где Бернард пил красное вино. Ему попалось несколько симпатичных садов с застекленными теплицами, но не было видно никакой лопаты, очень кстати прислоненной к какой-нибудь кирпичной стене.

- ^ Gruss Gott!<Бог в помощь! (нем.).> - приветствовал его мужчина, копавший у себя в огороде грядку узкой и острой лопатой, которая очень пригодилась бы Тому.

Том небрежно помахал в ответ и продолжал свой путь.

Он набрел на автобусную остановку - вчера он ее не заметил. С другой стороны к остановке приближалась девушка. Видимо, скоро должен был подойти автобус. У Тома возникло желание сесть в этот автобус и забыть о трупе и о чемоданчике. Он прошел мимо девушки, не взглянув на нее и надеясь, что она его не запомнит. И тут он увидел на обочине ручную тачку, заполненную сухими листьями, поверх которых лежала лопата. Он не мог поверить своим глазам. Прямо подарок Всевышнего. Правда, не лучшего качества - лопата была тупой. Том замедлил шаги, вглядываясь в лес, - очевидно, кто-то оставил здесь все это на минуту.

Подошел автобус. Девушка забралась в него и уехала.

Том взял лопату и направился, как ни в чем не бывало, обратно, небрежно помахивая лопатой, как зонтиком, - только держал он ее, в отличие от зонтика, горизонтально.

Вернувшись на место, Том бросил лопату на землю и опять пошел в лес за хворостом. Пока не начало темнеть, надо было набрать как можно больше дров. Ему пришла мысль, что череп необходимо уничтожить, и прежде всего зубы, а возвращаться сюда на следующий день он не хотел. Он вновь развел огонь и, взяв лопату, принялся рыть яму в том месте, где были сырые листья. Работать вилами было бы легче. Но, с другой стороны, можно было копать неглубоко - вряд ли останки Бернарда привлекут каких-либо животных. Устав, он подошел к костру и с ходу нанес удар лопатой по черепу. Толку от этого было мало. Но еще двумя ударами ему удалось выбить нижнюю челюсть, после чего он подгреб к голове еще сучьев.

Затем он взял чемоданчик и расстелил на дне газеты. Нужно было взять с собой что-нибудь из останков. Только не руку и не ногу, подумал Том с отвращением. Может быть, какую-то часть туловища. Ткани были несомненно человеческими, их не спутаешь, например, с коровьими, подумал Том.

Его начало тошнить, и он постоял какое-то время, прислонившись к дереву. Затем опять подошел с лопатой к костру и вырубил ею кусок тела в районе талии. Плоть была темной и сыроватой на вид. Том отнес это на лопате к чемоданчику и кинул в него. Чемоданчик он оставил открытым. После этого он обессилено лег на землю.

Прошло около часа. Том не спал. Он видел, что его обволакивают сумерки, и вспомнил, что у него нет фонарика. Он поднялся на ноги. Новая попытка раздробить череп лопатой опять ничего не дала. Пытаться растоптать его ногами тоже было бесполезно. Нужен был большой камень. Том нашел камень и подкатил его к костру. Затем, собрав последние силы, он поднял камень и опустил его на череп. Камень остался лежать на месте, череп под ним был раздавлен. Том столкнул камень лопатой и быстро отступил назад от вспыхнувших розовато-рыжих языков пламени. Поковыряв лопатой, он извлек какую-то странную смесь из костей и, предположительно, верхних зубов.

После этих энергичных действий ему стало легче. Он стал тушить костер. Оставшийся продолговатый предмет, как он надеялся, уже не был похож на человеческое тело. Том опять вернулся к могиле. Он сделал ее неширокой и довольно быстро добрался до глубины в три фута. Лопатой он подкатил дымящийся предмет к могиле, гася вспыхивавшие тут и там язычки пламени. Перед тем, как закопать труп, он убедился, что верхних зубов у него нет. Он сбросил останки в могилу, засыпал их землей и набросал сверху листьев. Некоторые из них слегка дымились. После этого он оторвал кусок газеты и завернул в него кости с верхними зубами и нижнюю челюсть.

Затушив костер, он постарался сделать все возможное, чтобы угольки и искры не сыпались из него и не подожгли бы лес. Листья вокруг кострища он отгреб в сторону. Но становилось темно, и пора было уходить. Обложив маленький сверток в чемоданчике оставшимися газетами, он направился к дороге с чемоданчиком и лопатой в руках.

Тачки на прежнем месте не было. Тем не менее, Том оставил лопату на обочине.

Он прошел довольно приличный отрезок до следующей остановки и стал ждать автобуса. На остановке была какая-то женщина. Том не смотрел на нее.

Подкатил, подпрыгивая на ухабах, автобус, выпустил часть пассажиров и взял новых. Том напряженно размышлял; мысль его работала в таких случаях толчками. Наверное, надо будет сказать, что они втроем - Том, Бернард и Дерватт - несколько раз встречались в Зальцбурге, чтобы поговорить. Дерватт собирался покончить с собой и хотел, чтоб его кремировали, - не в крематории, а на лоне природы. Он просил Тома и Бернарда сделать это. Том пытался отговорить их обоих, преодолеть их депрессию. Бернард был подавлен из-за размолвки с Цинтией (Джефф с Эдом подтвердят это), а Дерватт...

Автобус остановился, и Том решил сойти, чтобы обдумать все во время ходьбы.

- Я отнесу ваш чемоданчик, сэр? - Вопрос был задан привратником “Голденер Хирша”.

- О нет, благодарю вас, он очень легкий, - ответил Том. Он поднялся к себе в номер.

Том вымыл лицо и руки, затем разделся и нырнул в ванну. Он сочинял разговоры, которые они якобы вели с Бернардом и Дерваттом в различных зальцбургских пивных и кафе. Он скажет, что Бернард увиделся с Дерваттом впервые после того, как тот уехал в Грецию пять с лишним лет назад. Когда Дерватт вернулся в Лондон, Бернард избегал встреч с ним, а когда он появился вторично, Бернарда в Лондоне не было, он уже уехал в Зальцбург. Бернард говорил с Томом в Бель-Омбр о Зальцбурге (что было правдой), а когда Дерватт позвонил Элоизе, она сообщила ему, что Том уехал в Зальцбург встретиться с Бернардом или найти его, так что Дерватт отправился туда тоже. Под каким именем путешествовал Дерватт? Пускай это останется тайной. Кому, например, известно, под каким именем он жил в Мексике? Не забыть бы предупредить Элоизу, чтобы она говорила (но только в том случае, если ее спросят), что Дерватт звонил ей в Бель-Омбр.

Возможно, все это было пока недостаточно продумано, но для начала годилось.

Он опять достал рюкзак Бернарда, чтобы внимательно просмотреть последние записи в дневнике. Запись от 5 октября гласила: “Иногда мне кажется, что я уже умер. От меня осталось ровно столько, чтобы осознать, что моя личность распалась и куда-то исчезла. Я никогда не был Дерваттом. Но являюсь ли я теперь Бернардом Тафтсом?”

Это, конечно, нельзя было оставить, и пришлось вырвать всю страницу.

Рядом с некоторыми рисунками в альбоме имелись примечания. Многие из них касались зеленого оттенка зальцбургских зданий. “У могилы Моцарта людно и шумно. И ни одного портрета, который можно было бы назвать хорошим”, - прочел Том. Или: “Я часто гляжу на реку. Течение быстрое, и смотреть на него приятно. Может быть, лучшее, что я могу сделать, - это прыгнуть с моста как-нибудь ночью, когда поблизости никого не будет и никто не крикнет “Остановите его!””

Это было как раз то, что нужно. Том захлопнул альбом и сунул его обратно в мешок.

Но он забыл проверить, нет ли там каких-либо записей, касающихся его самого. Он еще раз просмотрел альбом, затем открыл коричневый блокнот. В нем были по преимуществу выдержки из записных книжек Дерватта, а последняя из собственных записей Бернарда была датирована тем числом, когда он был еще в Лондоне. Том Рипли там не упоминался.

Том спустился в ресторан. Время было позднее, но что-то заказать было можно. Приступив к еде, Том сразу почувствовал себя лучше, а охлажденное белое вино стимулировало мысль. Он вполне может улететь уже завтра. Если его спросят насчет вчерашнего звонка Джеффу, он скажет, что хотел сообщить Джеффу о том, что Дерватт в Зальцбурге и поделиться с ним своим беспокойством по поводу художника. Он попросил Джеффа не сообщать никому, где находится Дерватт, - в первую очередь “широкой публике”. Что касается Бернарда, то почему бы ему было не сказать Джеффу, что тот тоже в Зальцбурге, - Бернарда полиция не разыскивала. А в ночь после того, как они кремировали Дерватта, Бернард исчез, - по видимому, утопился в Зальцахе. Будет убедительнее, если сказать, что Бернард участвовал в кремации.

Том понимал, что его обвинят в содействии самоубийству. Какое наказание за это полагается? Дерватт собирался принять большую дозу снотворного, скажет Том. Утром они втроем гуляли по лесу. Дерватт принял несколько таблеток еще до того, как встретился с ними. Они не смогли помешать ему принять остальные, и кроме того - в этом придется признаться - Том и не хотел противиться столь сильному желанию Дерватта, и Бернард тоже.

Том вернулся в номер, открыл окно и достал чемоданчик из свиной кожи. Он вытащил из него сверток с зубами Бернарда - по весу не больше грейпфрута - и добавил вместо него немного газет. Он тут же закрыл чемоданчик - могла войти горничная (правда, постель уже была приготовлена). Оставив окно приоткрытым, он вышел на улицу, неся свой маленький сверток. Том прошел на тот мост, где он встретил Бернарда накануне, и прислонился к перилам так же, как и он. Когда рядом никого не было, Том разжал руки, и сверток упал в воду. Вслед за ним Том бросил кольцо Бернарда.

На следующее утро Том заказал билеты на самолет и прошелся по магазинам в поисках подарков для Элоизы. Он выбрал зеленый жилет, шерстяной жакет такого же небесно-голубого оттенка, как пачка “Голуаз”, и белую блузку с оборками, а себе купил более темный зеленый жилет и пару охотничьих ножей.

На этот раз он летел на “Людвиге ван Бетховене”.

В восемь вечера Том был в Орли. Он показал пограничникам собственный паспорт, на который они взглянули мельком. Печатей не ставили. До Вильперса он доехал на такси. Он боялся, что у Элоизы будут гости, и оказался прав. Перед домом стоял приземистый старенький темно-красный “ситроен” супругов Грэ.

Они ужинали в столовой. В камине уютно горел огонь.

- Почему ты не позвонил? - упрекнула его Элоиза, но он видел, что она очень рада его возвращению.

- Не прерывайте своей трапезы, - сказал он.

- А мы как раз закончили, - отозвалась Аньес Грэ.

И правда, они уже собирались перейти в гостиную пить кофе.

- Вы ужинали, мсье Тоом? - спросила мадам Аннет.

Том сказал, что ужинал, но кофе выпьет с удовольствием. Он объяснил гостям - как ему показалось, вполне убедительно, - что был в Париже у своего друга, чтобы помочь ему разрешить кое-какие проблемы. Чета Грэ не страдала излишним любопытством. Том спросил, каким образом Антуан, у которого было столько дел в Париже, оказался среди недели в Вильперсе.

- Такая хорошая погода, что я решил сегодня поработать за городом, - ответил Антуан. - Делаю вид, что занимаюсь расчетами нового здания, а сам проектирую камин для одной из наших комнат.

Похоже, только Элоиза заметила, что Том пребывает в не совсем обычном настроении.

- Как прошла вечеринка у Ноэль? - поинтересовался он.

- Очень весело! Всем не хватало тебя.

- А как насчет этого таинственного Мёрчисона? - спросил Антуан. - Есть что-нибудь новое?

- Да нет, они все еще ищут его. Миссис Мёрчисон приезжала к нам, чтобы поговорить со мной, - но Элоиза, наверное, вам об этом уже рассказала.

- Нет, - ответила Аньес.

- Я мало чем смог ей помочь, - сказал Том. - В Орли, между прочим, украли также принадлежавшую ее мужу картину Дерватта. - Об этом он мог говорить свободно, потому что это было правдой и к тому же сообщалось в газетах.

После кофе Том попросил разрешения на минуту удалиться, чтобы распаковать чемодан. К его досаде, мадам Аннет уже отнесла вещи наверх, не обратив внимания на его просьбу оставить чемоданы внизу. Но он с облегчением увидел, что она не открывала чемоданы - наверное, потому, что у нее было много дел на кухне. Новый чемоданчик из свиной кожи Том засунул поглубже в шкаф, а большой чемодан с подарками открыл. Затем он спустился к гостям.

Грэ были жаворонками и еще до одиннадцати отправились домой.

- Уэбстер больше не звонил? - спросил Том.

- Нет, - мягко ответила Элоиза по-английски. - Я могу сказать мадам Аннет, что ты был в Зальцбурге?

Том улыбнулся с облегчением, поняв, что Элоиза на его стороне.

- Да, и даже нужно ей это сказать. - Он хотел бы объяснить Элоизе, почему это нужно, но не мог говорить с ней об останках Бернарда-Дерватта в эту ночь - да и ни в какую другую. - Я объясню позже. А сейчас мне необходимо позвонить в Лондон. - Он заказал разговор со студией Джеффа.

- Что было в Зальцбурге? Ты видел этого чокнутого? - спросила Элоиза, больше беспокоясь за Тома, нежели интересуясь Бернардом.

Том бросил взгляд в сторону кухни, но мадам Аннет, пожелав им спокойной ночи, отправилась на покой и закрыла за собой дверь.

- Чокнутого больше нет. Покончил с собой.

- Vraiment?<В самом деле? (фр.).> Ты не шутишь?

Но Элоиза видела, что он не шутит.

- Нужно, чтобы все знали, что я ездил в Зальцбург, - сказал Том. Он опустился на пол рядом с ее стулом, положил на секунду голову к ней на колени, затем поднялся и поцеловал ее по очереди в обе щеки. - И кроме того, дорогая, я должен всем говорить, что Дерватт тоже умер в Зальцбурге. А если тебя спросят, то скажи, что Дерватт звонил из Лондона и хотел увидеться со мной, а ты ответила ему, что я уехал в Зальцбург. Запомнишь? Это нетрудно, потому что правда.

Элоиза искоса взглянула на него с лукавым выражением в глазах.

- Что такое правда и что неправда? - произнесла она философски. Это и в самом деле был философский вопрос, и Том предпочел оставить ответ на него философам.

- Давай поднимемся, и я докажу тебе, что был в Зальцбурге. - Взяв ее за руки, он поднял ее со стула.

В комнате Том показал ей подарки. Элоиза примерила зеленый жилет и голубой жакет. Все было ей впору.

- Ты купил новый чемодан! - сказала Элоиза, заглянув в шкаф.

- Да, но в нем нет ничего интересного, - сказал Том по-французски, и в это время зазвонил телефон. Он замахал на Элоизу, чтобы она оставила коричневый чемоданчик в покое. Телефонистка сообщила, что студия Джеффа не отвечает. Он велел ей дозвониться во что бы то ни стало. Время шло к полуночи.

Том залез под душ, продолжая разговаривать с Элоизой.

- Так, значит, Бернард мертв? - спросила она.

Том был несказанно рад, что он дома, что он чувствует под ногами знакомую ванну. Он надел шелковую пижаму. Надо было объясниться с Элоизой, но он не знал, с чего начать. В это время опять зазвонил телефон.

- Если ты будешь внимательно слушать, то все поймешь, - сказал он.

- Алло? - раздался голос Джеффа.

Том выпрямился и произнес торжественным тоном:

- Алло, это Том. Я звоню, чтобы сообщить, что Дерватт умер... В Зальцбурге.

Джефф начал заикаться и мекать, как будто его телефон прослушивался. Том продолжал разыгрывать обыкновенного законопослушного гражданина:

- Я еще не сообщал полиции. О смерти... Об обстоятельствах, в которых это произошло, я не могу говорить по телефону.

- Ты... едешь в Лондон?

- Нет, не еду. Сообщи, пожалуйста, Уэбстеру, что я тебе звонил и что я ездил в Зальцбург искать Бернарда... Но в связи с Бернардом сейчас важно только одно: надо обязательно сходить к нему домой и уничтожить все следы Дерватта. Ты сможешь?

Джефф понял, что он имеет в виду. Они с Эдом были знакомы с консьержем и могли взять у него ключи от квартиры, сказав, что Бернард просил их переслать ему кое-что из вещей. Том надеялся, что им удастся вынести все наброски и, может быть, незаконченные картины, которые они найдут там.

- Обыщите квартиру как следует, - сказал Том. - Теперь о Дерватте. Он звонил несколько дней назад моей жене, и она сказала ему, что я в Зальцбурге.

- А зачем Дерватт...

Том понял, что Джефф хочет спросить, зачем Дерватт поехал в Зальцбург.

- Это неважно. Главное, скажи Уэбстеру, что я хотел бы увидеться с ним. У меня есть новости для него.

Том положил трубку и повернулся к Элоизе. Он неуверенно улыбнулся ей, не зная, как она восприняла все это. Но, в конце концов, он же справился с проблемой, разве не так?

- Каким образом, - спросила Элоиза по-английски, - Дерватт мог умереть в Зальцбурге, если он умер три года назад в Греции, как ты говорил мне?

- Понимаешь, дорогая, надо доказать, что он умер. Я проделал все это, чтобы сохранить добрую память о Филипе Дерватте.

- Но как можно похоронить человека, давно утопившегося?

- Оставь эти заботы мне. Я должен... - Он взглянул на свои часы, лежавшие на ночном столике. - Я должен кое-что сделать. Это займет полчаса, а потом я буду свободен и...

- Что сделать?

- Кое-какие мелочи. - Господи, неужели женщине надо объяснять, как важны бывают кое-какие мелочи?

- А они не могут подождать до утра?

- Утром может явиться инспектор Уэбстер. Иди, дорогая. Ты не успеешь раздеться, как я уже буду с тобой. - Он поднял ее с кресла. Она не сопротивлялась - стало быть, не сердилась на него. - А что нового у Papa?

Элоиза разразилась целой тирадой на французском, смысл которой сводился к тому, что все новости Papa не идут ни в какое сравнение со смертью двух художников в Зальцбурге.

- Или одного? А может быть, вообще никто не умирал, cheri?

Том рассмеялся, видя, что Элоиза придает всему этому не больше значения, чем он сам. Она лишь притворялась примерной девочкой - в противном случае она не вышла бы за него замуж.

Когда Элоиза ушла к себе, Том достал из своего чемодана дневник и альбом Бернарда и аккуратно пристроил их на письменном столе. Еще в Зальцбурге он выкинул брюки и рубашки Бернарда в один из мусорных ящиков, а его рюкзак - в другой. Он скажет, что Бернард попросил его взять его вещи на время, пока он не подыщет какую-нибудь гостиницу. А когда Бернард так и не вернулся, Том оставил только то, что представляло ценность. Затем Том достал из шкатулки с запонками мексиканское кольцо, которое надевал в Лондоне, когда представлялся Дерваттом в первый раз. Босиком он торжественно отнес кольцо в столовую и положил его в камин среди еще не угаснувших угольков. Наверное, кольцо расплавится и станет шариком - мексиканское серебро было мягким, высокой пробы. Тогда Том положит его вместе с останками Бернарда - или Дерватта, - ведь что-то еще должно от него остаться. Надо будет подняться завтра пораньше, пока мадам Аннет не выгребет пепел из камина.

Элоиза курила в постели. Ее сигареты Тому не нравились, но нравилось вдыхать запах дыма, когда она курила. Выключив свет и крепко обняв Элоизу, Том вспомнил, что не сжег паспорт Роберта Маккея. О господи, ни минуты покоя.


okrug-zhenshin-vremya-novostej-veretennikova-kseniya-21072005-130-str-4-pervij-kanal-novosti-20-07-2005-18-00-00-11.html
okruzhayushaya-sreda-ezhekvartalnij-otchet-otkritogo-akcionernogo-obshestva-shestaya-generiruyushaya-kompaniya-optovogo-rinka.html
okruzhayushej-sredi.html
okruzhayushij-mir-ob-utverzhdenii-federalnih-perechnej-uchebnikov-rekomendovannih-dopushennih-k-ispolzovaniyu.html
okruzhayushij-mir-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-municipalnogo-byudzhetnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-dlya-detej.html
okruzhayushij-mir-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-normativnij-srok-osvoeniya.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vasilij-petrov-otkuda-vzyat-stolko-zemli-v-i-petrov-poselenie-rp-zavetnoe.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-sravnitelnij-analiz-integracionnih-processov-v-mire-dlya-specialnosti-030700-68.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-8-motivaciya-trudovoj-deyatelnosti-tekst-lekcij-po-predmetu-upravlenie-personalom-kurs-4.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-kursa-programma-kursa-stranica-18.html
  • lesson.bystrickaya.ru/uchet-i-audit-too-ambiente-kosmetik.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kanalizaciya-elektroenergii-glava-1-elektroprovodki-oblast-primeneniya-opredeleniya.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/prilozhenie-3-metodichestkie-rekomendacii-po-organizacii-i-provedeniyu-uchebnih-meropriyatij-po-speleoturizmu.html
  • books.bystrickaya.ru/belki-sostavlyayut-osnovu-zhiznedeyatelnosti-vseh-organizmov-izvestnih-na-nashej-planete-eto-slozhnoorganizovannie-orga-nicheskie-molekuli-kotorie-imeyut-bolshuyu-m-stranica-2.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rol-psihologo-pedagogicheskih-iniciativ-v-vospitatelnom-processe-associaciya-gimnazij-sankt-peterburga-vospitatelnie.html
  • college.bystrickaya.ru/13-laringoskop-vzroslij-4-klinka-1-sht-konkursnaya-dokumentaciya-po-provedeniyu-otkritogo-konkursa-na-postavku.html
  • holiday.bystrickaya.ru/oblastnaya-celevaya-programma-razvitiya-professionalnogo-obrazovaniya-v-chelyabinskoj-oblasti-na-2011-2015-godi-stranica-3.html
  • shkola.bystrickaya.ru/simvoli-rossii.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-515-programma-krasnoyarskogo-kraya-po-okazaniyu-sodejstviya-dobrovolnomu-pereseleniyu-v-rossijskuyu-federaciyu.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/-kniga-pervaya-stranica-2.html
  • predmet.bystrickaya.ru/silnie-i-slabie-storoni-modeli-gemckinsey-programma-socialno-ekonomicheskogo-progressa-respubliki-tatarstan.html
  • write.bystrickaya.ru/etaloni-otvetov-uchebnoe-posobie-rekomendovano-uchebno-medicinskim-obedineniem-po-medicinskomu-i-farmacevticheskomu.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vozniknovenie-antichnoj-filosofii-3.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/puti-resheniya-osnovnih-problem-mehanizirovannoj-dobichi-nefti.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/kriminalistika-2-chast-5.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/chast-11-skol-verevochka-ne-vejsya-v-pervie-morlok-setevoj-psevdonim-uznal-o-gts-sajtah-neskolko-let-nazad.html
  • college.bystrickaya.ru/11-alen-de-benua.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rukovoditel-otdela-perspektivnogo-razvitiya-strategicheskij-analiz-i-planirovanie.html
  • diploma.bystrickaya.ru/violation-of-phraseological-units-and-its-rendering-konspekt-lekcj-dnpropetrovsk-dnu-2008.html
  • school.bystrickaya.ru/253-finansovie-riski-654043-rossiya-kemerovskaya-oblast-gorod-novokuzneck-shosse-kosmicheskoe-16-informaciya.html
  • learn.bystrickaya.ru/gorbacheve.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osobennosti-taktiki-rassledovaniya-ubijstv-chast-9.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-predmetnogo-kruzhka-dlya-uchashihsya-7-klassa-po-teme-fizika-vokrug-nas-na-2009-2010-uchebnij-god.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/poteplenie-otmenyaetsya-vremya-novostej-poroskov-nikolaj-17122008-234-str-4.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-po-specialnosti-280705-65-pozharnaya-bezopasnost.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadacha-optimizaciya-deyatelnosti-pedagogicheskogo-kollektiva-po-socialnoj-zashite-vospitannikov-okazaniyu-pomoshi-i-podderzhki-v-processe-ih-socializacii.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-iii-psihologiya-lichnosti-uchebnik-prednaznachen-v-pervuyu-ochered-studentam-kak-visshih-tak-i-srednih-specialnih.html
  • letter.bystrickaya.ru/obucheniya-metodam-avtomatizirovannogo-proektirovaniya-radioelektronnih-ustrojstv-i-sistem-c-ispolzovaniem-tehnologij-firmi-national-instruments.html
  • composition.bystrickaya.ru/osnovnie-napravleniya-deyatelnosti-federalnogo-gosudarstvennogo-uchrezhdeniya-zdravoohraneniya-centr-gigieni-i-epidemiologii-v-respublike-saha-yakutiya-i-zadachi-po-ih-realizacii-na-2008-god.html
  • notebook.bystrickaya.ru/innovatika-20-10-stranica-4.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/yuridicheskaya-osnova-zaderzhanie-i-deportaciya-mezhdunarodnaya-konferenciya-mukachevo-ukraina-7-iyunya-2004-g.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.